ПРЕССА » ИСПЫТАНИЯ ПРОБЕГОМ
 

Испытания пробегом. Часть 5. По зимникам

     
Автор: Иван Ксенофонтов
05.04.2010
Испытания пробегом. Часть 5. По зимникамВерсия для печати

Отметившись на плато Маньпупунёр и благополучно вернувшись к избе заповедника, вплотную подошли к главной задаче пробега – пересечь Уральские горы. А затем добраться до сети зимников в восточных предгорьях, чтобы по ним докатиться до финиша – Салехарда.

ЧЕРЕЗ УРАЛ

От избы заповедника, которую мы выбрали в качестве базового лагеря, поехали сначала выше по реке, а затем по Бобровому ручью. Путь по нему торили в общей сложности три раза, но после первого прошло несколько дней, и пурга замела все следы. Никакой просеки здесь нет, приходилось ехать вверх по ручью между деревьев, изредка спиливая «лишние» и бесчисленное число раз пересекать ручей по снежным мостам. Понятно, что движение с гружёными санями стало возможно только по «утоптанному» следу. Ручей становился всё уже и уже и вот исчез вовсе в небольшом болотце – это и есть перевал, а заодно граница республики Коми и Ханты-Мансийской АО, что в Тюменской области.

 

На перевале.

 

Прямо от перевала начался спуск по широкому и расчищенному Сибиряковскому тракту, однако радоваться было рано: глубокий нетронутый снег и боковой уклон делал проблематичным проезд даже одиночного разгруженного «Патруля» на гусенице шириной 600 мм. Для тех, кто «не в теме» – это максимальный применяемый на снегоходах размер. В ход опять пошла тактика «утаптывания» двумя снегоходами пути, и лишь затем движение всей труппы.

 

Сибиряковский тракт с восточной стороны Урала.

 

Неожиданным для нас препятствием стали … лосиные следы, часто попадавшиеся на пути. Дело в том, что после прохождения сохатого, след уплотняется относительно окружающего снега, и траектория движения снегохода, попавшего на такой участок, становится непредсказуемой. Впрочем, нет – финалом чаще всего случалась встреча с деревом… На одном участке попался ручей, который тёк под снегом по колее вездехода, и один снегоход попался в эту ловушку. А ещё встретилась пара очень крутых подъёмов, которые ведущий снегоход («Патруль») не смог взять сходу. И пришлось утаптывать трассу, проваливаясь по пояс.

 

Ловушка.

 

 

 

 

 

На каком-то участке тракта появился старый буранный след, и ехать стало возможно «с первого захода», но потом «буранка» свернула в сторону. Поехали по следам охотников, но след уходил всё дальше и дальше от нашего курса. В конце концов, решили вернуться на 10 км и бить целину к устью Арбыньи, где должны располагаться вагончики золотоискателей.

 

Ожидание.

 

Уже в темноте добрались до драги – она оказалась на месте. Виктор Печников расположил нас в отапливаемом балке на четверых – о лучших удобствах и не мечтали.

 

В Устье Арбыньи.

 

 

 

С Виктором Печниковым.

 

Следующим утром, после осмотра техники, отправились дальше. Хотя от вагончиков шла расчищенная дорога на деревушку Усть-Манья, через 9 км свернули на «буранку», которая значительно срезала путь к зимнику. Этот путик сильно перемело на открытых пространствах болот, и путь не был лёгкой прогулкой. Вот, наконец, и настоящий зимник, первый на нашем пути. Он оказался идеально чищенным, правда нешироким – две машины с трудом разъедутся. Впрочем, за час езды по нему до села Няксимволь ни одной машины не встретилось.

 

Съехал с «буранки».

 

 

 

По зимнику.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЖИТИЕ НА ГНИЛОМ БОЛОТЕ После недельной работы людей и снегоходов в экстремальных условиях, и тем и другим требовался отдых. Его удалось реализовать в селе Няксимволь, благодаря душевному отношению главы администрации Татьяны Волковой, разместившей нас в гостевой комнате при здании администрации.

 

На улице Советской, у администрации Няксимволя.

 

 

 

Тротуары.

 

 

 

У клуба.

 

Няксимволь был основан в 20-х годах прошлого века как оседлое поселение оленеводов. Сегодня в селе оленей нет, как и работы, разве что в бюджетных заведениях – школе, больнице, администрации, детском садике, котельной. Люди, а их осталось чуть более 600 человек, занимаются естественными промыслами – охотой, рыбалкой, в сезон собирают грибы и ягоды. Хотя название посёлка в переводе с мансийского звучит не очень пафосно («Грязный плёс» или «Гнилое болото»), дома опрятные, между ними проложены досчатые тротуары. Улицы: Советская, Центральная, Лесная, Садовая, Болотная и Таёжная, причём только одна выложена плитами. Летом сюда попасть можно только на лодке по Северной Сосьве, либо вертолётом, летающим 2 раза в неделю. Билеты надо заказывать заранее, квота на рейс – 4 места. Из-за трудностей попасть на Большую Землю, большинство жителей всю жизнь провели в посёлке и нигде не были. Оживляется посёлок лишь зимой, когда открываются зимники и осуществляется завоз ГСМ и продуктов.
Выделяются здание администрации с огромными тарелками антенн и 2-этажная кирпичная школа со светлыми классами и новой мебелью. Кстати, именно из школы удалось выйти в Интернет, чтобы передать предыдущую часть репортажа. Спасибо директору Татьяне Сагандуковой.

 

Школа.

 

 

 

Рассказ о пробеге.

 

 

 

 

 

 

 

Такому компьютерному классу позавидует и иная московская школа.

 

К нашим снегоходам было усиленное внимание – ведь на каждые 10 человек (включая стариков и детей) приходится один «Буран», других моделей здесь не видели. На снегоходах зимой осуществляются практически все перевозки – вода, дрова, продукты. Да и просто в магазин или в гости пешком не ходят…

 

По дрова.

 

 

 

За водой на реку.

 

 

 

Из школы.

 

 

 

Прицепы на любой вкус.

 

 

 

Этому водителю – Павлу, всего 8 лет.

 

 

 

«Буран» - на все случаи жизни…

 

 

 

Юные помощники.

 

Отношение к нам – крайне благожелательное, предоставил тёплый гараж для обслуживания снегоходов Александр Монин, протопил русскую баню. Но не всё складывалось так гладко и пушисто – на третий день пребывания, когда все в посёлке, до последнего алкаша знали о нас, начались кражи. В итоге мы лишились двух канистр с продуктами, одной «двадцатки» с бензином и трёх пустых, двух канистр с 2-тактным маслом. Чтобы обезопасить себя от дальнейшей убыли имущества, в последнюю ночь все вещи затащили в коридор администрации, и пустые сани придавили снегоходом.

 

Очень помогал во всём Александр Монин.

 

 

 

Против угона.

 

ПО ПРИПОЛЯРНОМУ УРАЛУ

Наконец покинули Някимволь и до новенького посёлка газовиков Хулимсунт доехали по зимнику в два счёта. Встреча с газопроводной трассой, только теперь поехали по ней в обратную сторону – на запад. До посёлка Приполярный отсыпано 100 км гравийки – для машин это благо, нам же пришлось расплачиваться стёртыми склизами, поскольку на солнце дорога изрядно протаяла. Меняли, съехав с дороги на зимник, ведущий в Саранпауль. К счастью, здесь оказался вагончик, и мы в нём достаточно комфортабельно переночевали. Были бы вообще два номера «люкс», но кто-то вывез печки, и отапливаться, а заодно готовить еду пришлось на примусе.

 

Чем чистят дорогу.

 

 

 

В Хулимсунте.

 

 

 

Поиски АЗС.

 

 

 

На Приполярный – можно поехать обратно по гаопроводу.

 

 

 

Такая дорога – мечта местных водителей, но для снегоходов – «вилы».

 

 

 

…а вот и расплата.

 

 

 

Такой «отель» - не худший вариант.

 

Зимник на Саранпауль протяжённостью 150 км оказался в прекрасном состоянии, на нём встретилось две машины и один … автостопщик. Им оказался пенсионер Петрович из Миасса, который скитается по северам, собирая информацию о дорогах и инфраструктуре, а затем предлагает свои услуги в организации пробегов. Один такой пробег он провёл несколько лет назад с редакцией журнала «За рулём».

 

Зимник на Саранпауль.

 

 

 

Так выглаживают зимники.

 

 

 

Встреча с Перовичем из Миасса, который путешествует автостопом.

 

Посёлок Саранпауль, с населением более 2500 человек, оказался бойким местом, с современными каменными домами и оживлённым движением по улицам. Причём число ездящих снегоходов и автомобилей примерно одинаковое. Ещё удивило две вещи – надпись на такси «Везде за 40 руб.» (в Москве за такую сумму и в машину не посадят), и отсутствие номерных знаков на большинстве автомобилей. Видно, что ГАИ не жалует автовладельцев своим вниманием…

 

В Саранпауле.

 

 

 

На АЗС очередь снегоходов.

 

 

 

Встреча с Усиком.

 

 

 

Хозяин принимает гостей.

 

Здесь нас встречал местный предприниматель, активист снегоходного движения Усик Маркосян, которого знает, наверное, весь Приполярный Урал. Уже третий год Усик проводит своеобразный фестиваль сноуэкстемальщиков (www.anoup.ru ). Вот теперь приехали и мы…